Те же, кроме Хлестакова и городничего.

Previous Entry Share Next Entry
Леонид Тугалев рассказывает…
ion_tihi

ЛЕОНИД ТУГАЛЕВ

Главное начать…Начнём…начнём… ***вздыхает***

ВОЙНА

…Начнём с войны – так как я родился между двумя взрывами… Один взрыв в Херосиме – 6-го числа в августе, и 9-го числа – Нагасаки… Взрыв! И посередине родился я – 8-го…

ПРЕПЯТСТВИЕ

Помню, в молодости так было… Куда-то хотел идти, и вдруг на пути – препятствие! Такое…  полностью непреодолимое! Я пытаюсь… пытаюсь… но всё-таки приходится идти по другой дороге! И только потом я понимаю, что эта дорога правильная… та, на которую меня направили! Если бы пошел по той дороге, по которой я хотел – была бы катастрофа! У меня такое чувство…

ФОТОГРАФИЯ

Когда я делал некоторые фотографии, у меня было такое странное впечатление… так, словно я делал их в бессознательном состоянии! Как будто я уснул… Что-то там делал… делал… делал… Потом открыл глаза – смотрю… что получилось? Такое чувство, что кто-то меня ведёт. Я тогда очень анализировал… это странное чувство… очень странное… У меня был разговор с моим братом, который написал книгу на эту тему… Он там говорит, что человек – он, словно такой механизм, который где-то как-то включают… У меня такое странное чувство… Это у всех так? Всех так водят? Или только меня пробуют? ***смеётся***






БОГ

Может быть,  Бог – это и есть тот, который ведёт? Что я думаю о Боге… Я везде в своей книжке написал, что я язычник. Я верю природе. И кто они те, которые ведут?… Может, это природа ведёт?… Такое странное чувство…

ВДОХНОВЕНИЕ

Что такое вдохновение?… и Бог?… и природа?… Скажем, вдохновение… это такое состояние… то, что я делаю интуитивно. А интуиция… что это такое? Мы с братом вместе пришли к такому заключению, что интуиция – это такая память. Моя память… Как я появился? Откуда? Очень много поколений старались и трудились, чтобы меня создать. Может быть, начиная… ну, не знаю… с какого-то динозавра… Может быть, я бы и сам подумал… потрудился и вспомнил бы всю эту дорогу. Ведь все эти поколения старались меня создать. И вот я здесь! Я здесь… И, скажем, интуиция – это память… это опыт всех этих поколений. И когда я отключаю свой ум и начинаю думать интуитивно, может быть, я тогда и вспоминаю – как правильно… Как там ледники передвигались. Как двигались континенты… Может быть, всё это – в моей памяти. Возможно, если бы я мог управлять своей интуицией, я бы всё и вспомнил…

СОЖАЛЕНИЕ

Возможно, я слишком мало слушал свою маму… Вот такое сожаление. Потому что её мама – моя бабушка – была колдуньей, она могла исцелять неизлечимые болезни. Она что-то там делала… лила воду… наговаривала что-то… и у человека раны исчезали. Так она умела – руками, водой, что-то шептала, и люди исцелялись! Вот такие возможности даны человеку… Может быть, когда человек начинает думать умом, то интуиция… вся эта память и опыт… они молчат! Я сожалею, что так мало слушал, о чём рассказывала моя мама…

УЧИТЕЛЬ

Каждый в этом мире – мой учитель. Каждый… Но видите ли… Если, скажем, взять фотографию, то это – Глейздс. Это не значит, что я учился тому, что он делает. Я учился тому – какой он есть. У него же не было рук… Рук не было!  Но, тем не менее, у него был характер и целеустремлённость. Этому можно было учиться! Он меня обучал таким образом – я нёс ему свои снимки, а он меня словно носом об пол возил… Криво так смотрел… Что это я вожусь с такими вещами, которые вовсе не умею делать! ***смеётся*** А я в надежде нёс ему… Ну, как он там на сей раз примет?… Однажды я принёс ему очень хороший снимок. А он сказал: «Ну да… слепая курица – она тоже… клюет… клюет… и всё же какое-то зернышко и попадёт ей в рот!» Я тогда подумал: «Йоооохайды… Ужас!». А когда я начал слегка гордиться оттого, что что-то хорошее уже удалось сделать, он вдруг сказал: «Да-а-а… -  сказал он, – наконец-то появился один новый ученик… Его зовут Янис!» А я подумал: «Йохайды! Опять это не я! Ну как же так?!» ***смеётся***

ВРЕМЯ

Я однажды нашёл одного японского поэта. Он написал такие стихи… Короткие четыре строчки…  Меня эти стихи вдруг тронули, я даже захотел их переписать из этой книжки. И переписал… А кто-то это увидел  и хотел прочитать… А я заметил это и вдруг – хлоп! – закрыл листок рукой. Мне стало ужасно стыдно. Там было написано примерно так: «…годы идут… а славы нет!…» ***смеётся***

ДЕРЕВНЯ

Я вообще-то деревенский парень… Мы жили на границе Риги – в Бишумуйжа. Впервые я приехал в Ригу, когда мне было примерно 14 лет – учиться, в строительный техникум… Это, пожалуй, было в первый раз. Ну, может быть, еще до этого пару раз я ездил в Ригу с отцом, на лошади… на рынок… И вот вдруг в 14-15 лет я встречаю таких городских пацанов… уже закаленных! А я тут такой… Они там рассказывают что-то…  А мне стыдно, что я ничего такого не знаю. Они рассказывают о каких-то книгах… А я никаких книжек не читал… ну может, пару каких-то прочитал… про этого… как его звали… про конька… Горб…горб…  Это книжка Ершова, стихи. Много раз я её читал. Ну, а так как они рассказывают и то… и это… я тоже начал ужасно много читать. Собрал себе большую библиотеку. Но, прочитав все эти книги, я понял, что ничего особенного они мне не дали. Ничего больше того, что дала мне эта одна книжка про конька.

КОМПАНИЯ

У нас создалась  компания… Мы – такие пацаны, молодёжь… И однажды в новогоднюю ночь мы попали в другую компанию. Входим в одну такую комнату… У меня в руке – магнитофон, мы его включили… Смотрим, а там сидят такие да-а-амы…  ну… такие… ди-и-ивы!  Сидят у радиоприёмника и что-то такое там крутят… ищут какую-то музыку… Ку-у-урят так… А мы ввалились с моим магнитофоном, да и включили эдакий… обалденный рок! И началась тут жизнь! И эти дамы… и эта вся взрослая компания… они очень нежно к нам отнеслись. Мы были перед ними такие воробышки. А они смотрели на нас – как мы там развиваемся… От них мы узнавали, что такое неореализм… про все новые книжки… театры… про джаз… Мы вместе с ними везде ходили. Как-то раз приехал Ленинградский диксиленд – мы пошли вместе… Вообще это была колоссальная школа! Они так нежно… так мягко нас воспитывали. Это была очень хорошая компания. Хотя до этого я прошел через очень многое. Были и воры, и убийцы, и наркоманы. Разное-всякое я повидал…

СТИХИ

Я пробовал писать стихи. Но, конечно же,  лучше, чем у Зиедониса я написать не могу. И это просто надо «холодным умом» понять, что тебе там нечего делать. Если кто-то может лучше это сделать, зачем  мне там ковыряться? И, наконец, я нашел своё дело – фотографию, – где меня Глейздс «возил носом по полу». Но всё же я там кое-чего достиг. И мне это доставляет радость. Было время, в 87-м году я отбросил это дело (фотографию). Думал, что с этим покончено навсегда.  Наступило это лихое время перемен… Я начал пытаться зарабатывать деньги… Но потом я весь этот бизнес отдал сыну. И теперь я чувствую себя полностью… полностью… полностью свободным человеком! Я сделал один важный вывод – не в деньгах счастье! Счастье это… Я вот думаю – что мне надо? Мне теперь нужно… ну, кровать… ну, компьютер… ну, стул… что-то поесть…  И что-то делать – то, что мне нравится! Тогда я чувствую себя счастливым. И я желаю этого же и другим – быть счастливыми!


ВИДЕО - Ксения Заке ( Ksenija Zaķe )


ФОТО – Артур Дименштейн (Arthur Dimenshtein)



отсюда


http://www.gazeta.lv/story/22056.html




?

Log in